ru en

Инфо-центр

Главная / Инфо-центр / Новости / Завтра каждый может стать премьер-министром

Завтра каждый может стать премьер-министром

01 Февраля, 2013

Автор: Олег Хе 

 

Ссылка на иточник статьи здесь.

Серикбай, как вам видится со стороны развитие предпринимательства в Казахстане?

Я прочитал в ваших изданиях о создании Национальной палаты предпринимателей. Сама по себе идея очень хорошая. Чего хотят в основном бизнесмены от государства? Чтобы их никто не отвлекал и у них были широкие возможности для работы. Если сделать опрос предпринимателей, уверен, 99% скажут: пусть государство составит законы таким образом, чтобы не было барьеров для бизнеса и поддерживались все начинания. Я думаю, что большинство именно этого хотят. И только олигархи хотят, чтобы их защищали по миру и в Таможенном союзе, создавали преференции. А их, олигархов, — пять человек на всю страну, они и так вхожи в правительство, обсуждают механизмы дотаций. Думаю, что палата предпринимателей должна ориентироваться на ключевые потребности предпринимателей, тем самым выравнивая правила игры. И все будут знать, что, если правила нарушаются, то должна включаться официальная защита от ассоциации.

Сейчас в Казахстане работает экспортная программа, государство стимулирует выход наших предпринимателей на внешний рынок. Здесь государство-то должно помогать? Или убрали препоны, и этого достаточно — пусть бизнес конкурирует в открытом поле?

Да, я сторонник открытой конкуренции, рыночных условий. Меня пресса часто спрашивает о помощи со стороны государства: должна быть или нет, нужно ли давать гранты? Я в ответ говорю: возьмите статистику и посмотрите, какие компании взяли гранты и что у них изменилось. Наверняка эти компании теперь просят вторые гранты, третьи. Зачем создавать такие тепличные условия? Я считаю, что каждый предприниматель на своем локальном уровне должен состояться, а потом, если он состоялся и хочет делать экспансию на другие рынки, государство может помочь. Но продукция этой компании должна быть конкурентоспособна на местном рынке, тогда не будет проблем с конкуренцией за рубежом. У нас есть представительства в Индии, Сингапуре, Германии, мы работаем с этими странами, изучаем законы и определяем, в какую страну стоит идти, в какую — нет.

Родом вы из Казахстана, но бизнес ваш стартовал в России…

Да, я в 16 лет уехал учиться в Санкт-Петербург, понимая, что, если я получу знания в Москве и Питере, то буду полезен Казахстану со своими компетенциями. В России я создал телекоммуникационную компанию, которая предоставляет услуги диспетчерской связи. За что и был отмечен на конкурсе «Предприниматель года». Многие в Казахстане и России говорят: хватит ресурсами торговать, успешных-то потребительских продуктов, на которых стоит «сделано в России» или «сделано в Казахстане», так и не создали. По конкурсу, к примеру, моими конкурентами были такие крупные компании, как «Уралкалий», «Таиф», за которыми стоят миллиардеры. Но, видимо, в конкурсе принципиальный вопрос стоял: а кто объект для подражания? Тот, кто приватизировал недра, или тот, кто больше всех занесет наверх? Не в этом предпринимательство заключается. Поэтому организаторы говорят, что их конкурс для тех, на кого будет равняться молодежь, кто построил бизнес с нуля, без агашек. Они могут быть примером для подражания.

И этот бизнес, у которого нет «крыши», больше всего заинтересован в понятном законодательстве?

Конечно. К примеру, мы хотим построить ветряную электростанцию в Казахстане и понимаем, что этот проект не состоится в данный момент, хотя страна благодаря предвидению президента страны выиграла право проведения выставки ЭКСПО-2017, в которой одна из ведущих тем — развитие зеленых технологий. Почему? Потому что нет законов. Ни один инвестор не придет в Казахстан, пока не будет прозрачных законов по возврату инвестиций. Я могу поставить ветряную электростанцию, но некому будет покупать электроэнергию. РЭКи наполовину банкроты, никто под них деньги не даст. Национальная компания KEGOC говорит, мол, закона нет, нарушать не будем, и я понимаю их. Пока государство не пропишет четко законы, что тот же KEGOC должен покупать 100% выработанной энергии, инвестору не будет интересно заходить сюда. В Казахстане и СНГ одна из основных сложностей — как писать правильные законы. Те, кто пишет их сегодня, в бизнесе-то и не были, поэтому не знают, что нужно для развития рынка. Я считаю, что руководители министерств и ведомств должны были в жизни развить тот или иной успешный проект, компанию. Иначе чиновники все хорошие идеи будут переворачивать с ног на голову. Президент, к примеру, озвучил программу «100 школ, 100 больниц» — все правильно, это надо делать. Но исполнители построят здания для галочки, освоят бюджет, отчитаются, но не факт, что в итоге люди получат качественные знания и медицинское обслуживание, а ведь программа подразумевала именно это. Если мы хотим ставить во главу угла качество образования, то нужно понимать, сколько нужно учителей, с какими компетенциями. Тогда можно будет говорить, что будет эффект. Точно так же иногда люди пишут законы — для галочки, не понимая до конца, как они будут работать. Взять «Парк информационных технологий» в Алматы — здание построено, но эффекта нет. Как добиться эффекта? Не надо придумывать велосипед. Прочитайте книгу «Сингапурское чудо». Кажется, чего проще, но ведь по-прежнему люди устраиваются на государственную службу не по аттестации, то есть квалификации. А должна быть здоровая конкуренция. Если кто-то хочет стать министром, он должен понимать, какие требования есть к этой должности. «Завтра каждый может стать премьер-министром» — такая установка должна быть при выстраивании системы мотивации в народе. Пропишите, какими компетенциями должен обладать руководитель правительства — по патриотизму, знанию языка, образованию, профессиональному опыту и т.д. Эти вещи должны быть прописаны с прозрачной народу системой аттестации. В том числе должна быть поставлена хорошая зарплата, ведь так сделали в Сингапуре — и успешны в мире. И в Казахстане тоже прекрасно понимают, что на $5000 высокопоставленный госслужащий не может содержать семью, дать детям хорошее образование, ездить за границу, принимать гостей и т.д. А если его всем обеспечить, то у него будет меньше предпосылок к воровству. И люди будут согласны на такие высокие зарплаты чиновникам, так как он управляет миллиардным бюджетом страны, так как он управляет «международной корпорацией». Казахстан должен быть примером для подражания другим государствам!

У нас есть совместная программа с фондом «Темасек», казахстанцы по ней ездят. И по программе «Болашак» возвращается много умных ребят. Вопрос в том, насколько им дают реализовать идеи. Люди часто застревают на среднем уровне.

Совершенно верно. Обучение надо начинать с первых руководителей, чтобы они понимали то, что им предлагают молодые ребята, вернувшиеся из-за границы. Можно деньги тратить, отправлять молодежь учиться, а наверху потом их идеи не пропустят. А какой смысл тогда тратить деньги? Всем надо учиться, чтобы говорить с профессиональными управленцами на одном языке. Поэтому я и говорю, что должны быть написаны четкие правила игры, чтобы люди, которые хотят профессионально расти, понимали критерии оценки и требования. Страна должна стремиться к прозрачности — любой платеж чиновника кэшем или с карточки должен, как в Европе, фиксироваться, и тогда на госслужбу будут приходить самые честные и способные. Чтобы снять все препоны, которые мешают бизнесу работать, нужны компетентные люди наверху. 

Каким вы видите сотрудничество власти и бизнеса по написанию законов, чтобы они действительно помогали развиваться экономике?

Национальная палата предпринимателей как раз таки могла бы получать пожелания от бизнесменов и юридически трансформировать предложения в законодательные правила. Тогда не получится, что правительство принимает документы, никого не спросив, не поинтересовавшись мнением тех, кто будет жить по ним. В том же Сингапуре задача по школам ставится следующим образом: они берут лучших студентов на каждом факультете и отправляют их работать в регионы, платят при этом одну из самых высоких зарплат, берут на себя все его бытовые заботы, обеспечивают его образовательными курсами. В результате лучшие выпускники идут работать не в корпорацию «Майкрософт» или «Эксон», а нацелены на поднятие регионов. Для госбюджета эти расходы по контрактам с выпускниками составили бы меньше 0,1% ВВП. Но тогда Казахстан приблизится к развитым странам по интеллектуальному развитию людей, и это будет системный подход. 

Но вы-то, наоборот, двигаетесь из России в Казахстан.

Я вижу, что ситуация меняется к лучшему по сравнению с другими странами СНГ. Например, сейчас все люди, которые написали компьютерные программы, такие как Facebook, дома их пишут, а когда им нужны инвесторы, они их находят через Интернет, и не нужно их поддерживать, строить им здания. Дайте им лучше знания. Как-то проводилось исследование, какие институты на постсоветском пространстве могут выпускать хороших IT-специалистов. Получилось, что это институт связи им. Бонч-Бруевича и Институт точной механики и оптики. Оба находятся в Санкт-Петербурге. И это на весь бывший Советский Союз! Как может здесь родиться айтишник? Люди могут делать в местных вузах приложения для сотовых телефонов, но что-то фундаментальное трудно придумать, не имея базы. Чемпионами мира по программированию последние годы были только россияне из одного питерского института. Так надо этих профессоров приглашать к нам читать лекции, вот и весь трансфер технологий. Я бы задался в таком случае также целью развить переработку сырья, которого у нас много, тем самым повысив занятость населения. Давайте построим перерабатывающие заводы, обучим людей, повысим их компетенции — завтра они будут инженерами международного уровня, станут зарабатывать хорошие деньги. Нужно определиться, что именно в долгосрочной перспективе сохранит наши конкурентные преимущества, и написать привлекательные условия для их развития.

Вы работаете в России и Казахстане, у каких стран Таможенного союза наилучшие экономические перспективы, на ваш взгляд?

У Казахстана сумасшедший потенциал. Если говорить про Беларусь, то при нынешнем подходе инвестиции в страну не придут. А Россия на несколько позиций ниже Казахстана в рейтинге Doing Business. Так что Казахстан сейчас уже имеет лучшие условия, но надо продолжать их развивать. Если удастся вовлечь много бизнесменов в процесс, получать от них обратную связь, говорить постоянно с ними о том, что еще можно улучшить в стране, то мы будем двигаться быстрее, а не делать улучшения только для рейтинга. Больше будет прозрачности, меньше будет коррупции. Повысится инвестиционная привлекательность Казахстана!

ПРЕЗЕНТАЦИЯ КОМПАНИИ

Отраслевые решения